Категории:
Гадание онлайн:

Гадание. Оракулы из воспоминаний.

Это гадательные оракулы, увиденные разными людьми - их они вытащили из воспоминаний каких-то прошлых жизней. Упоминаний о них мы раньше не встречали. У нас нет полной информации о них, мы описываем лишь то, что удалось ухватить, вытянуть из вспышки-видения. Не все из этих оракулов подходят для нашей жизни, но все они - интересны. Если вы умеете видеть, загляните туда, сквозь строки. Возможно, вы найдете что-то интересное и для себя?

Гадание. Оракул из воспоминаний "Раковина".

Берег моря. Тихий и весь розово-голубой. Вода сливается с небом. Ни ветерка... Я смотрю вокруг и понимаю, что место и время выбрано верно - ничто не должно помешать моему вопросу. Моему ответу. Смотря вокруг, я сливаюсь с вопросом. С огромных камней, что лежат на берегу я ныряю вниз, входя в воду спокойно и без единого всплеска.... Я человек(?), способный дышать в воде, способный увидеть подводный мир глазами его обитателей, способный в нем жить. Я плыву все глубже и глубже. Я точно знаю, где лежит ответ на мой вопрос, мой оракул... А вокруг меня живут своей жизнью морские обитатели. Вот стайка рыбешек всех цветов радуги, вот изумрудные водоросли, вот золотой песок дна.. Вижу большой камень под которым есть углубление, там лежит большая плоская раковина, бело-розового цвета. Аккуратно беру ее и плыву обратно навех. Почти добравшись до поверхности, останавливаюсь и наблюдаю, как лучи солнца пронизывают водную гладь. Красиво, здесь безумно красиво.... Выбираюсь на берег. В моих руках ответ. Я открываю раковину и всматриваюсь в ее блики, в то, что лежит в ней. Это похоже на жемчужину, только гораздо больше привычной. Она ровная и круглая, с кремовым отливом. Те образы, что я вижу, и есть ответ. Поняв смысл, я кидаю раковину в воду, и то, как она в нее входит, говорит мне о том, как и когда это произойдет...

Оракул из воспоминаний "Гадание на ветвях".

Старый лес. Деревья высохли, некоторые сломаны, как после грозы. Под ногами хрустят ветки и остатки давным-давно опавшей листвы. Женщина идет не спеша, внимательно глядя под ноги. Периодически останавливаясь, она подбирает мелкие веточки. Набрав пару горстей, она подходит к одинокому пню и достает небольшой узелок. В нем - небольшие плоские камни, серые и гладкие, будто обточенные водой. Их четыре и они укладываются на пень по сторонам света. Женщина держит в руках собранные веточки и, закрыв глаза, сосредоточивается на интересующем вопросе.Поднимается ветер, легко пробегающий по кронам мертвых деревьев. Женщина открывает глаза и бросает ветки на середину пня, между камнями. Что рисуют эти произвольно упавшие палочки, призванные дать ответ; какой нежный узор плетут они своим пересечением друг с другом? Женщина всматривается и через пару минут удовлетворенно улыбается. Ветер стих, ответ найден. Собрав камни и аккуратно завязав в узелок, женщина изящными движениями смахивает веточки с пня. В следующий раз она соберет новые, ведь и вопрос будет другим.

Гадание. Оракул из воспоминаний "Костер". 

Вытоптанная верхушка небольшого холма. (Лично вытаптывал, и не один год…) Редкие деревья вокруг, и чем ниже спускаешься, тем гуще и лес и подлесок.

Разные деревья отвечают за разные проблемы. И если приходит ко мне человек с вопросом, я выслушиваю его и иду по лесу. Выбирать. У нужного дерева я прошу ветку, а расплачиваюсь с ним каплей своей крови.

С охапкой веток возвращаюсь я на холм, складываю их и начинаю разводить костер. (Однако, терпение нужно тому, кто ходит ко мне за ответами…)

Костер должен быть большим и сильным, мне понадобятся много углей. Горячих, чтобы на них вспыхивали ветки с листьями.

Когда угли наконец готовы, я усаживаю вопрошающего около костра, и завязываю ему глаза (?!). Нечего ему видеть, видеть буду я.

Я сажусь напротив него, нас разделяет костер, точнее, его остатки, но я сижу ближе, я чувствую жар углей, а вопрошающий - нет.

Справа от себя я втыкаю в землю нож, на котором остатки моей крови - моя интуиция. Слева - нож, на котором "кровь" деревьев - их знание.

Кладу ветки на угли, они загораются не сразу, тлеют, шипят, дымят. Дым, густея, поднимается, загораживая от меня сидящего напротив человека. И в этом дыму…

Видения сменяют одно другое… Они очень разные, они касаются не только спрашивающего, но и его семьи, друзей, дальних родных, соплеменников, врагов…

Потом будет самое сложное, из увиденного вычленить то, что хотел услышать этот человек. (И что должен был услышать - не все можно говорить.)

А чем проще и внятнее задан вопрос - тем яснее картины в дыму.

Гадание. Оракул из воспоминаний "Листья двенадцати деревьев". 

До заката было еще довольно много времени, но солнце уже катилось к краю небес, и лес медленно погружался в сумрак. Продравшись сквозь негостеприимный, хмурый ельник, колдунья наконец выбралась на поляну. Высокие, старые березы высились могучими исполинами, а чуть поодаль теснился низкорослый кустарник, что всегда отмечает края болотин.
Колдунья задумчиво прошлась по поляне. Сегодня надо было отыскать семь веток березы, которые пожелали бы помочь ей. Их срезать надо было именно перед заходом солнца, в последний месяц лета. Женщина присела на траву и закрыла глаза.

Она представила себе, как горит огонь в печи, как горячие мелкие уголья ложатся в медную курильницу, как раскатываются в ладонях, наполняя их теплом, сухие листья. Каждый вопрос раскладывается на составляющие компоненты. И в зависимости от того, что надо узнать, в руки ложатся высушенные листья двенадцати деревьев. Двенадцать ключей… Деревья весенние, летние, солнцеворота… Хвойные и лиственные. Травы лесные и луговые. Колдунья помнила все растения, поделившиеся частицей себя. И растертые в мелкий порошок листья становились струйкой горьковатого дыма, падая на подергивающиеся сизым угли. Мгновенные очертания неизвестного. Колдунья умела заглядывать в будущее, видением становился поднимающийся из курильницы дымок. Так возникали ответы. Иногда, если смысл предсказания оставался темен, она ждала, когда лиственный порошок сгорит дотла, оставив лишь пепел. Пепел стряхивался в чашу с водой, и по узорам на воде она предсказывала грядущее.

А иногда, когда ей нужно было узнать что-то для самой себя, она выходила из избы, вынося в руках все ту же курильницу. Падали на угли перетертые в ладонях листья, ветер подхватывал струйки дыма, рвал, уносил прочь. Но ветер нашептывал колдунье ответ, добавляя к колдовству женщины и свою силу. Так вплетаются в узор разноцветные нити… Поток образов был ярче и сильнее, но требовал еще большего сосредоточения. Ветер ревнив и изменчив. Его советам не всегда стоило доверять. Но колдунья не любила однообразия, ей нравилось экспериментировать… Пепел можно было просто рассыпать на гладкий камень, и это тоже давало ответ. Но все-таки главным оставалось правильно смешивать нужные листья и травы, оттачивая точность формулировок, и соотносить их со свойствами растений и деревьев…

Колдунья потянулась к березам, обращаясь к ним с уважением и благодарностью: "Кто сможет помочь мне? Я сама стану потом золой и тленом, и тогда послужу вам…"

Каркнула ворона, взлетая в небо. Прошумел в кронах ветер. Колдунья слышала, как шепчутся меж собой деревья, как течет по древесным жилам их кровь-сок. А потом она увидела, как одна из берез качнула в ее сторону ветвями, будто приглашая.

Повинуясь чутью, колдунья обошла дерево кругом, коснулась ладонями ствола. Береза была согласна. Ветки срезались легко, и все листья на них были как на подбор зелеными, без единого пятнышка.

Срезав три ветки, колдунья перешла к другому дереву, с которого срезала две ветки. Потом к еще одному.
"Спасибо вам, и пусть ваши корни не потеряют силы", - женщина поклонилась деревьям, и ей почудилось, как тонкие, гибкие фигурки древесных обитателей помахали ей в ответ…

Гадание. Оракул из воспоминаний "Белая спираль". 

Волна, полная пузырьков пены снова плеснула о песок. Влажная поверхность, круглые следы. Я иду к воде, и моих пальцев касается соленая вода. Волна накатывает за волной, вокруг пусто, только блеклое небо с белыми вспышками чаек.

Я прикладываю мокрую ладонь ко лбу и поворачиваюсь к белой спирали.

Передо мной спиралью разложены белые раковины: плавные линии, ясный и простой путь- вверх. Я делаю шаг, застываю в ожидании.

Крик раздается прямо передо мной, и, уцепившись взглядом за покрытую гладкими перьями клювастую белую голову, одно мгновенье я вижу узор сверху. Закрученная по часовой стрелке белая линия, составленная из раковин, лежащих вплотную друг к другу на волнистом от ветра песке... Они составляют собой единый орнамент, напоминающий лабиринт, по которому следует пройти. А любое тупиковое ответвление - невидимое обычному взгляду и находящееся на строго определенном месте - может открыть путь вверх, ведущий в небо со множеством голосов, отвечающих мне; а небо - разное в конце каждого прохода...

Тот, кто спрашивал, застыл вдалеке, он вслушивается, но не решается смотреть на то, как будет сделан первый шаг. Они - все те, кто приходит с вопросом, - предпочитают ожидать найденного ответа вдалеке от спирали.

Ветер наполняет мои уши, я слышу застывший в раковинах шум моря, глухой и далекий - пора.

Я иду, и, хотя мои шаги быстры, раковины едва сместились. Одна, вторая, вот приближается и перламутровая, с коричневой верхушкой - раковина первого пути. Но воздух не расступается передо мной, и путь длится. Не таким простым, видимо, оказался вопрос, и, чтобы отыскать ответ на него, придется совершить неблизкое путешествие...

Проверить множество запертых путей, прежде чем я выйду на тот, нужный. Ведущий в то небо, где я смогу услышать ответ.

Гадание. Оракул из воспоминаний "Зеленый камень". 

Черное поле и черное небо.
Воздух застыл, не колышутся травы.
И лишь полоса заходящего солнца разлилась алой кровью.
Я получила ответ.

Темное море. Плещутся волны, белая пена взбегает на берег.
Луч заходящего солнца сверкает на зеркальной поверхности камня.
Луч, отраженный водой на закате…
Я получила ответ.

Нет, я не помню, откуда узнала - надо найти зачарованный камень.
Скол полированный руд драгоценных…
Долго потом я над ним колдовала, магией странной вплетая узоры в сине-зеленую с черным поверхность.
Дымом густым ароматные травы в чашах курились. И свечи горели.
Трижды по девять мне знаков явилось. Знаки о многом со мной говорили.
На языке позабытого Бога…
Наш разговор в этот камень записан…

Хочешь услышать ответ - пусть осветит камня поверхность луч заходящего солнца…

Три дня подряд я в поле ходила и на берег моря.
И лишь единственный знак мне открылся - образ крылатый, стремящийся в небо…
Значит, не будет дано мне покоя…

Гадание. Оракул из воспоминаний "Двенадцать зеркал".

Я вижу: я сижу за столом, укрытом какой-то темной тканью. В комнате темно, лишь на столе передо мной в подсвечнике горит свеча.

Вокруг зеркала прямоугольником разложены... зеркала? или отполированные голубые камни? а может, это такие емкости с водой? Пять лежат прямой линией за свечой, пять - ближе ко мне, параллельно первой линии. Еще один - слева, второй - справа.

Я вглядываюсь в отблески свечи на гладкой голубой поверхности, проходя сквозь поверхность - камней? зеркал? - и летя дальше, вглубь, пока не увидится картинка.

Левое и правое крайние зеркала - то, что изменить нельзя, это внешнее влияние, силы рока, то, что нельзя изменить. Слева - в прошлом, это последнее "ключевое" событие, справа - первое такое событие в будущем. Между ними и лежит та ситуация, о которой спрашивают меня. От того, насколько больше период, охватываемый десятью зеркалами, от того, насколько дальше отстоят друг от друга события, которые нельзя изменить, настолько легче работать с ситуацией, но и - настолько больше мне работы, потому что вариации развития событий тут же растут.

Пять зеркал, что ближе ко мне, - вариации развития событий. Пять дальних от меня зеркал - области жизни, или места, которые мне надо посмотреть.

Гадание. Оракул из воспоминаний "Травы".

Во взгляде женщины была отчаянная надежда. Ее ребенок родился очень маленьким и слабым. Уже 2 недели прошло с того момента, как он появился на свет и повитуха положила его на грудь матери, а он до сих пор еще был желтым и не набирал вес. Повитуха - пожилая маленькая женщина - не отходила от него ни на минуту, забрав необходимые вещи из своего домика и обосновавшись в жилище матери. То и дело она окуривала комнатку, в которой спала роженица с младенцем, можжевеловыми благовониями с добавлением каких-то еще трав, поила ребенка и мать своими настоями и что-то шептала над колыбелькой.

"Если ему суждено умереть, я сегодня же заберу свои вещи и уйду", - сказала травница.
"Прошу тебя!.. Пожалуйста!.." - взмолилась мать, в отчаянии заломив руки.
"Если это пустая трата времени, я уйду", - твердо повторила повитуха, - но я еще ничего не знаю. Сейчас я уйду, а когда вернусь.я скажу тебе."

Во взгляде женщины была безумная надежда.

Травница не знала, куда идет, она шла на зов. Он вывел ее на небольшую поляну перед лесом, заросшую сурепкой. Желтые, маленькие цветы.Но она знала, что среди них есть один, который выделяется среди всех.И от того, чем он непохож на остальных, зависело, останется ли повитуха выхаживать младенца или уйдет, умрет ли ребенок или поправится.

Опустившись на колени, женщина принялась разглядывать каждый цветок, вынюхивая что-то в траве, разглядывая листья и стебли. Где-то, где-то должен быть один, особый. Женщина ползала, опустив лицо в траву, ища знак. Чутье не могло подвести ее, она чувствовала, что это - здесь. Теплее. И вдруг взгляд ее наткнулся на цветок, отличающийся своим стеблем от прочих. Стебель был толще и выше, цветы ярче, насыщенно желтого, почти оранжевого цвета, лепестки яростнее тянулись к солнцу. Сурепка с таким дефектом, направильная сурепка - знак!

Травница улыбнулась, сорвала ее, а также еще несколько цветов, положила в корзину. Нужно еще зайти к себе домой, захватить чабрец и приготовить малютке новый настой.

Гадание. Оракул из воспоминаний "Угли". 

День был безветреный, поэтому костер прогорел быстро. Его сложили из специального дерева, окропили освященной водой.
Шаман трижды взывал к богам, моля их дать знак, высказать совю волю. Он стоял на коленях, обратив лицо к небу. Потом закрывал глаза и, раскачиваясь, что-то бормотал. "Заклинания Огня!" - пронесся шепот по рядам стоявших вокруг костра людей.

Шаман раскачивался все сильнее, в экстазе повторяя все громче и громче странные слова. Внезапно он вскинул руки к вверх, протягивая их к небесам, а затем согнулся, уткнувшись головой в землю. В тот же миг какая-то большая птица заслонила собой красный диск заходящего солнца и улетела. Но на мгновение люди почувствовали накрывшую их тень. И вновь по рядам пронесся испуганный шепот: боги
внимают их шаману!

Колдун выпрямился, торжественный и усталый. Маленький мальчик с широко распахнутыми от страха и благоговения глазами тут же метнулся к нему, чтобы подать руку и помочь подняться. Шаман подошел к потухшему костру и низко склонился.

Жар горящих углей, казалось, не жег его лицо, лишь освещал, придавая зловещий вид. В его глазах плясали красные блики. Лицо, склонявшееся все ниже и ниже над тлеющим костром, начало расплываться, словно тая. Люди замерли.

Жрец читал знаки по углям, складывая их в рисунки, рассматривал их с разных сторон. Наконец, его взгляд, пронзительный и тяжелый, уперся в толпу: "Боги требуют жертву",- изрек он, отыскивая глазами трех белокурых детей.

Никто не посмел возроптать, и матери, на чьих детей упал взгляд шамана, отрешенно склоняли головы.

Гадание. Оракул из воспоминаний "Воспоминание". 

В воздухе ощущалось прохладное дыхание осени. Листва деревьев яркими красками играла в лучах полуденного солнца. Воздух был наполнен прохладой и свежестью наступившего осеннего дня. Казалось, природа замерла в ожидании перемен, грядущих с наступлением холодов. В лесу не было слышно ни единого звука - лишь звенящая тишина и шелест опавших листьев под моими ногами.
Мой путь проходил через лесной перешеек, отделяющий лесное озеро от огромного речного залива. Я не спеша пробирался по еле заметной тропинке, петляющей между деревьями и редким кустарником. Через некоторое время дорожка вывела меня к небольшому, но с виду уютному домику, хорошо скрытому от посторонних глаз ветвями деревьев. Чувствовалось, что дом был построен основательно и тщательно, и прослужил не одному поколению.

Я с некоторой опаской в душе поднялся на террасу и медленно подошел к двери. Легкий холодок, вызванный чувством присутствия чего-то таинственного и мистического, пробежал по спине. Меня охватило чувство, что этот дом и окружавшая его территория были насквозь пропитаны магией. Если существовали в то время места, которые принято называть заколдованными, то это было одно из этих мест. Редкий путник решился бы забраться сюда по собственной воле. Может быть, поэтому ничто не нарушало тишину и покой этого дома. Возможно, лесные звери тоже чувствовали присутствие магической силы, которая далеко не всегда использовалась здесь на благие цели.

Перешагнув внутри себя через свой страх, я открыл дверь и вошел в дом. Несмотря на ясный солнечный день, в комнате царил полумрак, и лишь несколько зажженных свечей и огонь очага освещали пространство комнаты. Окна были плотно закрыты полотнами темной ткани.

За столом в черном балахоне, с накинутым на голову капюшоном, сидел мужчина средних лет. Лицо его было скрыто в тени капюшона, и мне удалось разглядеть лишь скулы лица, которые в полумраке приобрели резкие очертания. Мужчина очень напряженно вглядывался в символы, выложенные на поверхности стола. И вдруг осознав какую-то важную информацию, он поднял голову и я увидел его. В лице его не было ничего необычного, но глаза, его взгляд…

Говорят глаза - это "зеркало души". Достаточно было один раз увидеть это бездонное зеркало его взгляда, чтобы понять, кто находится перед тобой. Такой взгляд нельзя спутать ни с чьим другим. Холод, такой притягивающий и одновременно сковывающий.… Это был взгляд мага. В глубине зрачков плескалась сила и мудрость.

Свет свечей хорошо освещал поверхность стола, на котором были выложены символы, похожие на руны. Вглядевшись, я смог разобрать, что это - деревянные плашки, сделанные из дубовой коры. По прожилкам на коре было хорошо видно, что они срезаны с разных частей дерева - это был главный отличительный признак, по которому плашкам назначались значения. Вторым отличительным признаком служила различная форма плашек: некоторые из них были с острыми углами, некоторые имели неправильную форму.

По сравнению с рунами, элементов в этой предсказательной системе было примерно вдвое больше. Сам же процесс выглядел как тщательное перемешивание и бросание плашек на стол для получения некоторой комбинации символов.
Процесс трактовки выпавших символов, с одной стороны, был прост, но вместе с тем и достаточно сложен: было необходимо помнить все значения плашек, а также понимать, что означает то или иное расположение плашек относительно друг друга. При бросании, из-за неправильной формы, порой с острыми углами, плашки могли перекрывать друг друга, и это вносило свой особый корректирующий смысл, что также сильно усложняло систему.

Трактовать что-то более подробно я не мог, т.к. понять смысл дубовых символов мог лишь тот, кому принадлежал этот дом, кто прожил здесь хотя бы часть своей жизни и кто владел знаниями, полученными от своего наставника.



Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

www.einsofor.com (C) 2016 Все права защищены.
Администрация сайта Эзотерического Центра "ЭйнСофОр" не несет никакой ответственности за материалы опубликованные
пользователями http://einsofor.com . При копировании материала, прямая ссылка на сайт http://einsofor.com обязательна.