Категории:
Гадание онлайн:

Мистерии Аттиса.


ATTISВо всех религиях под разными именами сияет образ прекрасного страдающего бога, который умирает и воскресает.
Его символом является Солнце, ежеднев-но и ежегодно открывающее мистерию исчезновения и воскресения. Аттис, сын Ве-ликой Матери богов, умирает, лишенный оплодотворяющей силы, и, после долгого сна зимней ночи, ко времени весеннего равноденствия, воскресает.

В вотивных надписях Аттису прилагаются характерные эпитеты солнечного бога: Отец, Святой, непобедимый, менотиранн или царь месяцев, всевышний, вседержитель [1].

[1] Corpus Inscriptionum Latinarum..

В гимнах Аттис воспевается

...как Пан, как Вакх

как пастырь звезд блестящих.

...Ты Кроноса ли род, Зевса ли, блаженный, Реи ль великой,
Здравствуй, о Аттис, Реи звук печальный.
Ассирийцы зовут тебя триждыжеланным Адонисом,
Египтяне - Осирисом, рогом небесного Мена,
Греки - Софией,
Гемоны - Корибантом,
Фригийцы - Папом
или - трупом, или - богом,
или - бесплодным, или пастырем,
или - зеленым колосом, срезанным,
или - свистящим (флейтистом),
рожденным многоплодной миндалью [1].

[1] Hippolytus: Refutatio omnium haeres. V. 9. Тексты, относящиеся к Аттису, собрал Hugo Hepding: Attis, seino Mithen und sein Kult. Glessen 1903. Как общее руководство интересна книга Cumont: Les religions orientales dans le paganisme romain. 1906

Неоплатоник Макробий говорит, что Солнце олицетворяет Аполлон, Вакх, Марс, Меркурий, Эскулап, Геркулес, Юпитер, Сатурн, Пан и др. Глава XXI его Сатурналий называется:

Адонис, Аттис, Осирис и Гор - не что иное, как Солнце; двенадцать знаков Зодиака относятся к природе Солнца.

Император Юлиан, посвященный в мис-терии, называет Аттиса Корибантом, вели-ким Гелиосом, на троне рядом с Матерью управляющим миром, вождем, царем, мудрым (sophos), богом [1]. Нонн называет Аттиса быстрым ангелом Реи, ее прекрасным, тайным сыном, без мужа рожденным, длинно-хитонным [2]. Аттис астрохитонный, с одеждой, усеянной звездами [3], владеет звездной шапочкой, pylos, asterotos, подаренной ему Кибелой [4].

[1] Юлиан. Речь V - О Матери Богов.
[2] Нонн. Дионисии. XXV. 313.
[3] Монеты в Берлинском музее. Imhoof - Blumer. Griechische Munzen. С. 750 п. 748-751, tav. XIII, 7-9. Drexler. Jahrbucher fur cfas. Philologie 149, 1894, s. 321.
[4] Саллюстий-неоплатоник: О Богах и Космосе. 4.

На фригийской шапочке Аттиса иногда изображен полумесяц и солнечные лучи (сардониковая камея и памятник из Остии). На монетах Аттис - в характерной малоазийской одежде с панталонами, усеянной звездами. Иногда на его плече - полумесяц. Правой рукой он опирается на ларец или мистическую цисту. (Значение ларца известно из мистерий Адониса). Рядом с Аттисом дерево - гранат, миндаль или сосна. Аттис держит тимпан - как "хризофор, златоносец, бьющий в прекрасные тимпаны" - символ сферы, или планеты, звучащей в движении. В одной руке его ветвь, или бич, которым он гонит планеты, в другой - флейта - символ космической гармонии.

Задумчивый, меланхоличный Аттис под деревом, в грациозной, небрежной позе, скрестив ноги, склонив голову, со своей изогнутой флейтой в руке напоминает жен-ственный образ Кришны в богатой одежде, стоящего под деревом и играющего на флейте. Тонкие, нежные черты возлюблен-ного восточного Аттиса - общи всем полуженственным, космическим бо-жествам-андрогинам, с их "ca rattere di mollezza", по выражению Висконти.

О рождении Аттиса подробно говорит Арнобий. От Зевсова семени, павшего на камень, рождается демон - андрогин Агдистис. Его лишают мужской силы, и от крови его вырастает дерево - гранат или миндаль. Дочь фригийской реки Сангариос - нимфа Нана, одно из воплощений Кибелы - съедает пплод граната и от этого рождает Аттиса. В восточных мотивах звучат ноты древних оккультных учений. Библейская легенда и в другой версии мифа, где Кибела, дочь царя, находит Аттиса в тростнике, на берегу Сангариос. Халдейский символ, перешедший в Египет, сохранился в истории Моисея. Аттис, сын и любимый жрец Кибелы, служит как носитель священного сосуда при ее храме на Идейской горе, в сосновой роще.

Как бог Света, он гибнет, побежденный тьмою. Раненый кабаном [1], Аттис умирает под сосной или превращается в сосну. Из крови его вырастают фиалки.

[1] Макробий Сат. 21: кабан - символ зимы, ранит Адониса; UaecaHuuVl. 17, Плутарх Серто-рий I; Лукиан. О сирийской богине. 13: кабан убивает Аттиса; Геродот. I. 34-45: Аттис гибнет от копья во время охоты на кабана; кабан преследует Эрота - рисунок на вазе. Boehlau Philolog. X. 1901 г.

Весной справлялись аттидеи - мистерии смерти, оплакивания и воскресения Аттиса. В день выноса - Ехфора - 15 марта, в иных местах в апреле, сосну, символ мертвого Аттиса, подобно трупу, обвитую шерстяными повязками, увенчанную фиалками, несли дендрофоры - жрецы-древоносцы. Верба или березка, украшенная лентами и венками, является воспоминанием древних мистерий.

Впереди главный жрец - отец Аppas, Аттис, или Архигалл - несет на груди эдикулу-храмик со статуей Богини Матери. Рядом с нею Зевс, Гермес и спящий Аттис во фригийской шапочке и с посохом. Они напоминают четырех богов Самофракийских мистерий, где рядом с Матерью Каби-ро и Зевсом Кабиром Гермес волшебным жезлом пробуждает умерщвленного младшего Кабира. На голове Архигалла высокая корона, вроде тиары или митры. Спереди, посредине ее - изображение Зевса, по бокам - две головы Аттиса во фригийских шапочках.

Жрецы Кибелы носили на груди изображения богини - небольшие бюстики в виде барельефов в медальонах, так называемые "типы", tupoei.

За Архигаллом шли дорифоры - три копьеносца, или корибанты Аттиса. За ними - кистофор, носитель священного ларца, ликнрфор со священной веялкой, кернофоры - сосудоносцы, фиалефоры - жрицы с фиалами и т.д.

Жрецов сопровождали эпопты, мисты, протомисты и новопосвящаемые - неомисты*. Все это были члены братства, братья - jratoreV, как их называют на фригийских и лидийских надписях.

*эпопты , мисты, протомисты и... неомисты - названия адептов различной степени посвящения: эпопты - те, кто прошел последнюю стадию посвящения, мисты - новопосвященные, прото (греч.) - первый, первоначальный, нео (греч.) - новый.

Они в простых белых одеждах без украшений, неомисты-босые. Жрецы и жрицы в белых фригийских шапочках и с венками из белого тополя и укропа.

В Самофракийских и Адонисийских мистериях укроп также священен. Протомисты и неомисты вместо венков носят "стленгиды" - род диадем из тонкой металлической пластинки на кожаном или деревянном обруче.

Как во всех погребальных процессиях мистерий, здесь были певцы надгробных плачевных гимнов и музыканты - аулеты, кифаристы, тимпанисты, кимбалисты и т.д.

Энервирующей и мрачной была оргиастическая музыка тимпанов, медных кимбалов, кроталов и рогов, заглушавших энтузиастическую, пронзительную мелодию жалобной "хриплой" флейты. Женщины плакали, испускали громкие крики, "от горя, стоны с уст срывались".

Галлы и бакелы - жрецы-евнухи - почти бежали, в экстазе потрясая священными ножами, раня себе руки и грудь, и облива
лись кровью, не чувствуя боли.

Демосфен Высмеивает эти обряды (речь о венке):

В дни прекрасных празднеств экзарх* и прогегемон ведет по улицам увенчанных укропом и белым тополем и, сжимая и поднимая над головой толстощеких змей, кричит: "Эвой сабы", и пританцовывая: "Влажный аттэс, аттэс влажный..." [1]

[1] Эвой сабы - euoi saboi - непонятные древние фригийские слова, значащие, вероятно, "да здравствуют сабы", т.е. посвященные в мистерии Сабазия, как назывались Дионис и Аттис. Влажный аттэс, аттэс влажный - также архаическая формула, непонятная непосвященным.

* экзарх - в Древней Греции: глава жрецов при храме

На следующий день и после процессии выноса и внесения сосны в храм был пост и траур. Третий день назывался sanguis - кровь, ибо совершались тавроболии и криоболии - принесение в жертву быка и барана. Сосна орошалась жертвенной кровью.

Засим следовала общая трапеза и всенощное бдение - vigiliae.

После поста и очищения в эту ночь совершается приобщение и посвящение неомиста. В обряде "тронозис" посвящаемого сажают на род трона, покрытого шкурой барана, и из очистительной веялки - ликнон - осыпают чем-то вроде муки или извести, или отрубями.

Барельеф на надгробной урне изображает такой обряд [1]: человек сидит на троне, покрытом шкурой барана, что видно по рогу, свешивающемуся между ног сидящего. Его голова, все тело, правая рука и часть груди закутаны плащом. В левой руке факел. Сзади стоит женщина и держит над его головой ликнон, которым она, очевидно, трясет, осыпая из него посвящаемого. " Осыпание новобрачных зерном и хмелем напоминает этот ритуал вакхических мистерий.
Закутанный в плащ с головой, посвященный оставляется на время для медитации.

[1] Bulletino della commissione archeologica comunale di Roma. 1879. VII. 2. tav. I-III.

Остроумная, хотя и грубая пародия на этот обряд и вообще на мистерии и на жизнь и веру посвященных - комедия "Об-лака" Аристофана. В ней - пародия на орфические гимны, занятия астрономией, метеорологией, геометрией, географией, естественной историей, диалектикой. Здесь насмешки над медитацией, ученичеством, таинственностью, бедностью и простотой, даже над вегетарианством. Эти нападки характерны и вечны, ибо всегда было непонимание и преследование божественной мудрости в каких бы воплощениях она ни возрождалась. Интересно отметить, что "Облака" не имели успеха.

После тронозиса и медитации посвященного ведут вниз, в подземную священную пещеру (абитоу). Тут его объемлет "дрожь и ужас, холодный пот и изумленье", будто пришел его последний час и он стоит у врат Аида. В пещере вырыта могила, куда мист должен был лечьь. поднимается плач, как бы по Аттису, которого мист представляет. Его окропляют жертвенной кровью, наподобие крещения - и вдруг плач прекращается, все озаряется и жрец тихо, медленно произносит:
Веруйте, мисты, в бога спасенного, ибо он нам от страданий спасение.

Мист восстает из могилы, как бы оставляя там ветхого Адама, "возрожденный в вечность" (in aeternum renatus) - как Аттис, который первый из мертвых воскрес к новой жизни.

Мисту подносят хлеб на тимпане и чашу с водой на кимбале. После "причастия" мист произносит священную формулу:

С тимпана ел,
с кимбала пил,
нес священный сосуд,
был в сокровенном святилище храма,
стал мистом Аттиса [1].

[1] Климент Александрийский: Увещевание II. 15. Фирмик Матерн: о заблуждении языческих религий. XVIII. 1.

Мисты приветствуют нового миста, преклоняются перед ним и говорят хором:

Скверны избежал, лучшее нашел.

В Элевсинских мистериях посвящаемому также подносится чаша с напитком, что изображается и на мистических вазах, относящихся к Самофракийским мистериям. Выражение "пить из чаши мудрости" произошло от мистерий.



Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

www.einsofor.com (C) 2016 Все права защищены.
Администрация сайта Эзотерического Центра "ЭйнСофОр" не несет никакой ответственности за материалы опубликованные
пользователями http://einsofor.com . При копировании материала, прямая ссылка на сайт http://einsofor.com обязательна.